blondzinko (blondzinko) wrote,
blondzinko
blondzinko

Categories:

Про скелеты в музеях и бабочек в бункерах

Вообразив себя Шахразадой, продолжаю бесконечные рассказы о недельной поездке в Лондон.

Вот, например, девятое октября. День, который длился вечность.

Если бы не датированные фото, я ни за что бы не поверила сама, что все эти события вместились в один день.
Но иногда за один день можно прожить целую жизнь.

И  тут моя память делает финт с пордимоноклем и косится на нажитые непосильным трудом скелеты в шкафу.

Вот вас когда-нибудь обвиняли в самом страшном? От чего бывает расстройство во всем организме и колики в солнечном сплетении?
А меня обвиняли.

Но – тут облегченный вздох -  не в Англии.

Но я все-таки расскажу.


В общем,  после того, как я потерялась где-то между Трафальгарской площадью и мостом Миллениум, а потом благополучно нашлась под памятником Черчиллю, мы с Таней отправились в его бункер.



Бункер Черчилля располагается в центре Лондона, налево от Вестминстерского аббатства. Это, если вы к нему спиной стоите.



Таня вооружилась радиогидом, а я, несклонная к пониманию английской разговорной речи, ходила сама по себе, читая таблички и разглядывая многочисленные комнаты.

И все удивлялась – какие же эти англичане продуманные. Комнаток – море. И они все такие маленькие (бункер все-таки), а в них все есть, что надо для работы и жизни. В комнатах отдыха даже зеркала, коврики, кресла и настольные лампы.

А еще кувшины и ночные вазы.
Такой … человечный штрих. А то, может, не все понимают, что в бункере нет места бабочкам.

Фотографировать в этом священном месте у меня даже рука не поднималась.
Я по определению считаю, что посетители в музеях, и я в том числе,  – это вредные и ненужные элементы, которые одним только своим присутствием  в храме искусства могут испортить бесценные сокровища. Включая безрукую статую Венеры Милосской и Черный квадрат Малевича.

Эту витиеватую мысль мне впечатали в сознание еще девятьсот лет назад.
В Эрмитаже.

Как-то мы с сыном целый день бродили по его великолепным залам и вот, наконец, остановились у картины Ван Дейка.
От созерцания его Семейного портрета на моей тяге к прекрасному остался вот такой рубец.

Стоим мы, значит, созерцаем . Обсуждаем тонкости  фламандской живописи и нюансы в расписании движения пригородных автобусов.
Тут, от полноты ощущений, не отрывая взгляда от бородки главы семейства, сын открывает мааааленькую такую бутылочку с минеральной водой и делает глоток.

Бабушка-смотрительница, до этого невинно дремавшая в противоположном углу зала, материализовалась мгновенно и воинственно. Она закрыла грудью картину, ну, точнее, она так себе, вероятно, представляла эту мизансцену и с большевистским огнем в глазах принялась нас ненавидеть.
Вы мне омерзительны Как  вы посмели испортить уровень влажности в музее?  Разве вы не знаете, какое пагубное влияние на произведения искусства может оказать даже самое маленькое отклонение от уровня нормы?

От ее слов у меня сделалась депрессия и слабость в ногах. Пред глазами мелькали любимые картины со следами черной плесени и страницы из учебников физики.

Я попыталась вяло контратакавать. А ничего, что мы тут дышим?

Но у бабушки в кармане был железный аргумент.

Вы. Ничего. Не понимаете. В живописи.

По логике после этого должны были следовать, как минимум, двадцать лет без права переписки.

На нас с осуждением смотрели все посетители зала фламандской живописи.
И мы были вынуждены с позором удалиться.
Бутылочка с водой – само собой – была конфискована.

После этого я по музеям хожу, как по минному полю – осторожно оглядываясь и не отсвечивая.

От этого тоже иногда позор бывает. Только с обратной стороны.

Несколько лет назад я была в Лувре.

Снедаемая детскою мечтою увидеть Мону Лизу и всю оставшуюся жизнь жить щасливо и богато, я мчалась по залам и внутренне – только внутренне – подпрыгивала от нетерпения.
Одна только мысль мучила меня. Что я не смогу сфотографировать свою мечту, чтобы хранить ее изображение у сердца и под подушкой. Потому что везде висели картинки с перечеркнутым фотоаппаратом.

Когда до мечты оставалось всего пять залов, я все-таки рискнула спросить сопровождавшего меня француза. А меня никак никак нельзя будет сфотографировать рядом с картиной?

Ну, сказал мне коренной француз, если нельзя будет фотографировать, то к нам подойдут и скажут об этом.
И он посмотрел на мои беспокойно бегающие глазки с сильным неодобрением.

Я сразу вспомнила расстрельные глаза бабушки-комичетчицы из Эрмитажа. И поняла, что второй раз подобную пытку я не переживу.

Но у Моны Лизы меня ожидал когнитивный диссонанс.

Толпа народа человек в сто, а, может, двести, щелкала фотоаппаратами, видеокамерами и телефонами прямо на глазах у  двух живых смотрителей.

А когда у одного японца от полноты чувств выпала из рук видеокамера и развалилась на мелкие кусочки, то эти самые смотрители помогали ему собирать их чуть не по всему залу.

Этого бы японца да на пару дней в Эрмитаж, подумала я, фотографируясь в самых немыслимых позах у милашки Моны Лизы.




И я знала, знала, что надо фотографировать в Лувре.

Вот кто, оказывается,  был основоположником фирменного жеста.



Так вот про бункер Черчилля.

Я же не знаю, он из эрмитажей или из лувров. Потому хожу руки за спину и дышу через раз.

А тут у последней комнаты, уже прямо на выходе,  стоит группа туристов и нагло щелкает фотоаппаратами и не задумывается о будущем.

Это я к чему так  многословно и волнительно? Не только, чтобы похвастаться, что у меня память хорошая и я в Эрмитаже и Лувре была.
А к тому, что у меня только одно фото из бункера.



Там в каждой комнате восковые фигуры были. Чтобы дотошным экскурсантам удобнее было представлять себе суровые бункерские будни.

А потом мы пошли искать еще один дворец. Но не нашли.

Потом пошли в Сент-Джеймсский парк.



Потом…

Упс, а вот и утро.
Tags: Лондон
Subscribe

promo blondzinko март 6, 2016 21:04 185
Buy for 30 tokens
Какую красотень я у себя в шкапчике нашла! Боевая штормовка. Надпись поверх куполов. В виде чаек. Заценили, да? Дембель - 82. В дембельском альбоме - пожелания сослуживцев. Письма нежные очень мне нужны, я их выучу наизусть. Прошу не пропустить изящный оборот тем паче,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments